Популярное

Мифы о звукоизоляции



Как построить дом из пеноблоков



Как построить лестницы на садовом участке



Подбираем краску для ремонта



Каркасные дома из дерева


Главная » Статья

1 2 3 4 ... 8

Работа публикуется по приглашению редакции

Общие особенности византийской цивилизации*

К.В.Хвостова Институт всеобщей истории РАН

Византийское восточно-христианское богословие, отличавшееся, как известно, рядом специфических особенностей по сравнению с богословием

на средневековом Западе, оказывало сильнейшее влияние на византийский

менталитет, политическую и правовую доктрину , религиозное, социальное и политическое поведение элиты, монашества, клира и народных масс, на религиозный опыт и даже на формирование и функционирование социально-экономических институтов. Это последнее в отличие от других влияний до сих пор не становилось темой специального рассмотрения. По-

этому оно находится в центре нашего пристального внимания .

Источниковедческим обоснованием выбора названной темы исследования в частности являются преамбулы (прооймии) обширного поздне-византийского актового материала (императорские: патриаршьи постановления, акты, издаваемые афонскими протами, купчии, практики, исходя* Работа выполнена при финансовой поддержке РГНФ. 1 Meyendorff I. Gregoire Palamas et la mystique ortodoxe. P. 1956. P. 16. Хвостова К.В. Социально-экономические процессы в Византии и их понимание византийцами-современниками. М. 1992. С. 111-142. Она же. Византийская цивилизация Вопросы истории. 1995, № 9; Chvostova K.V. La civilization byzantine comparee a lOccident du Moyen Age. Actes de XIX Congres international des etudes byzantines. Wachington, 1997.



щие из императорских ведомств и т.д.), а также византийские законодательные памятники.

В преамбуле этих источников, содержащих основную информацию по социально-экономической истории, встречаются также данные по богословию и философии истории. Современники понимали под философией рассуждения о тварном мире. В актах, а также в византийской историографии постоянно встречаются сведения о суетности и изменчивости мирских дел, о цикличности времени, понимаемом на уровне прагматических рассуждений (кшрос;) и физическом времени (cpovoc;), в котором совершается история, говорится о целеполагании как содержании истории, о божественном предопределении, а также о добродетелях и недобродетельных поступках, вызываемых злом, завистью, гневом, местью и т.д. Упоминается о соотношении светской и духовной власти. Сведения по данной теме содержатся также и в других источниках: агиографии, гомилистике, светскому и церковному праву, в постановлениях соборов.

Формирование политико-правового строя и социальных отношений на Западе происходило, как известно, в иной обстановке, чем в Византии и было более многообразным. Религиозные проблемы и там и тут играли важную возрастающую роль. Однако если в Византии при том значении, которое имел континуитет государственной власти, центр тяжести социальных взаимоотношений переместился на острую догматическую борьбу, то на Западе, несмотря на возрастающую роль церкви и христианства на завоеванных варварами территориях, происходило интенсивное государственное и общественное строительство, возникали новые общественные о т-ношения и институты, новое право, основанное на частно-правовых и личных отношениях. Варвары завоевали Рим, возникли новые этносы и государства, формировалась новая геополитическая ситуация.

Если же говорить не только о христианском факторе в развитии Запада, то целесообразно вслед за Гегелем отметить фактор завоевания, оп-



ределивший специфическое отношение к собственности на землю1. Свобода, проявлявшаяся при оккупации и реализации собственности2, впоследствии привела к феодальному праву собственности, основанному на частном и личном правах и спонтанному развитию феодальных отношений, основанных на свободе и подчинении3.

Когда историк изучает какие-либо конкретные явления или события, занимается исследованием так называемой частной истории или микроисторией (которая ранее, как нам представляется, с большим основанием назывались историей событийной) он абстрагируется от рассмотрения относительно стабильной во времени, многофакторной и репродуцируемой во времени связи между событиями, отношениями, явлениями, ситуациями. Совокупность таких относительно инвариантных связей: социокультурных, религиозных, этнических и государственных мы рассматриваем как цивилизацию. Смысл этого понятия, как видно, предполагает целостный подход к проблеме, необходимый при анализе исторических тенденций, традиций и в целом сложной исторической синхронии и диахронии. Концепция цивилизации в настоящее время представляется достаточно популярной и, на наш взгляд, имеет то преимущество перед рядом

1 Гегель. Философия истории. Л. 1935. С. 339-40.

2 Там же. С. 332.

В Капитуларии о виллах Карла Великого упоминается староста императорских доменов, который благодаря наличию у него бенефиция освобождается от барщины и других повинностей Capitulaire de villis. Capitu-laria Boretius/Krause 1881. V. I, No 32. Как видно наличие условной собственности ассоциируется со свободой.

4 Современные теории цивилизаций. Реферативный сборник. М. 1995; Цивилизации, вып. 1-3. М. 1992-1995; Huntington S. The Clach of Civiliza-



других используемых в истории общих понятий и концепций, что носит инструменталистский характер, который мы проиллюстрируем ниже.

Рассматривая роль византийского богословия в формировании социально-экономических институтов Византии, мы осуществляем цивилиза-ционный подход к проблеме, особенно интересуясь механизмом воспроизводства цивилизации во времени. Представление об инвариантности, естественно, является условным. Речь идет об основных типах отношений, сохраняющих на протяжении времени качественную определенность, несмотря на постоянную динамику повседневной жизни.

Механизм воспроизводства цивилизации во времени, определяемый социальным поведением социальных групп и индивидуумов, социальными и духовными тенденциями не остается в истории без изменений.

Со временем меняется теснота связей между отдельными сущностными факторами, что свидетельствует об изменении социальных ролей этих факторов. Некоторые связи утрачивают свое значение, возникают новые. До тех пор, пока новые или видоизмененные связи остаются на периферии общей струкуры функционирования целостности, мы вправе говорить о существовании прежней цивилизации, но если названные связи приобретут приоритетный характер, целесообразно ставить вопрос о появлении нового качества: полного или частичного изменения цивилизации, т.е. возникновении перемен в спонтанном развитии общества и социальном поведении людей, изменений в области политических доктрин, структур власти и повседневности, культуры и т.д.

Для того, чтобы наглядно проиллюстрировать инструменталистский характер современного понятия цивилизация , означающего, повторяем, тесную, воспроизводимую во времени взаимосвязь многообразных сущно-

tion Foreign Affairs. Summer 1993; Хвостова К.В. Византийская цивилиза-ция Вопросы истории. 1995, № 9.



стных общественных факторов, приведем следующий пример. Как утверждают современные исследователи, на Западе лишь в XII-XIII вв. наблюдается изменение ценностных установок, означавшее частичное нравственно-общественное оправдание некоторых явлений мирской жизни: торговли, ростовщичества, земельной собственности, налоговой системы, происходившее на прагматическом уровне сознания1. Этому предшествовала упорная борьба. Развитие городов и их борьба с сеньерами, перипетии борьбы императоров и пап, длительные войны. Естественно, интенсивная социально-экономическая жизнь в Западной Европе происходила и ранее, но на теоретическом уровне сознания, с позиции христианской этики, а также в рамках характерной для средневековья дихотомии и антиномии теоретического и повседневного уровней сознания, и самой жизни в духе Августина резко противопоставлялись мир земной и мир небесный.

Торговля, ростовщичество и крупная собственность, воспринимаемые в идеологических спорах в основном как стяжательство, как известно, не принадлежали к числу занятий, духовно возвышающих человека, способствующих его нравственному возрождению. Ростовщичество же подвергалось прямому осуждению (Послание к Ефес. гл. V 3). Апостол Павел осуждал богатство (Послание к Тим. гл. VI. 10); Христос заповедовал верующим не собирать богатств на земле, но собирать их на небе (Матф. VI: 19.20). Опасность богатства запечатлена в хорошо известном евангельском изречении: скорее верблюд пройдет через игольное ушко, чем богатый войдет в царствие небесное (Матф. 19, 24). Франциск Ассизский завещал своим последователям бедность.

Однако в реальной жизни эти изречения понимались больше в нравоучительном и риторическом смысле. Они были призваны содействовать

1 Ле Гофф Ж. С небес на землю. Перемены в системе ценностных ориен-таций на христианском Западе XII-XIII вв. Одиссей. М. 1991. С. 31-33.



нравственному воспитанию человека, его самоусовершенствованию, формированию его самосознания, а не являлись непосредственным руководством по трудовой деятельности. Поэтому Фома Аквинский считал, что было бы несправедливым считать, что человек не должен иметь никакой собственности1. И в позднее средневековье в западных сочинениях, равно как и в византийских, неоднократно утверждался моральный вред названных экономических занятий. Например, в одном из западных епископских предписаний об исповеди (XIII в.) предписывается при исповеди купцов спрашивать, не занимаются ли они ростовщичеством2. Названные нравственные установки всегда как в Византии, так и на Западе были обязательны для духовенства, но в Византии делалось исключение для мирян3, тогда как в нравственно-риторическом и поучительном планах осуждение ростовщичества звучит и в XIII-XV вв. и у патриарха Константинополя Афанасия I и в сочинении Николая Кавасилы4.

Что же касается раннего христианского Запада, то нравственные принципы, становясь содержанием внутреннего мира индивидуумов, и в результате длительной личностной и социальной борьбы, с трудом воплощались в различных постановлениях нормативного характера, содержащих предписания правителей. Само Писание многими своими вышеуказанными параграфами давало пищу для различных толкований роли названных

1 Thomas dAquin. (Summa theologica). Sec. Sec. quest 57, art 2; Кудрявцев О.Ф. Схоласты о собственности. Средние века. М. 1990. С. 159.

Dobiache-Rojdestvensky O.A. Vie paroissiale en France. P. 64.

Хвостова К.В. Ук. соч. С. 19. 4 The Correspondence of Athanasius I Patriarch of Constantinople/Ed. A.-M. Maffry Talbot. Dumbarton Oaks Text III. Wash., 1975, No 3. P. 12.54; Nicolai Cabasilae sermo contra feneratores Migne PG. Vol. 150.



занятий. Например, в послании Иуды к Римлянам говорится: Всякий поступай по удостоверению своего ума (к Рим. XIV, 5).

В XII-XIII вв. на Западе появились, повторяем, как полагают названные исследователи, некоторые изменения в менталитете, направленные на робкое оправдание названных деяний.

В Византии такое частичное оправдание, уходящее корнями в античность, существовало изначально1. Известно, что император Никифор I разрешил взимание процентов государствам, запретив это частным лицам . В Прохироне содержится запрещение взимания процентов, но 83-я новелла Льва VI отменяет его. В новелле прослеживается типичная для Византии прагматистская традиция в интерпретации законов. Установленные ранее законы рассматриваются как достойные почитания, однако человеческий род оказался неспособным следовать таким высоким установлениям, и поэтому для регулирования практических дел необходимы другие законы, соответствующие законам человека3. Что же касается Запада, то он не сумел использовать римскую налоговую систему, воспользовавшись лишь некоторыми монополиями, которые кстати имели огромное значение и в Византии на протяжении всей ее истории.

Кроме того, уже в ранней Византии существовал ряд институтов и отношений, имевших форму (но не содержание), внешне напоминавших ту систему, которая на Западе появилась лишь в эпоху кризиса Старого порядка. А именно, в Византии доминировало публичное римское право, в отличие от частного и даже личного, распространившихся на средневековом Западе в раннее средневековье; господствовала бюрократия и безус-

1 Хвостова К.В. Ук. соч. С. 19.

2 Острогорски Г. Исторща Византще. Београд, 1959. С.195.

3 Noailles P., Dain A. Les nouvelles de Leon VI le Sage. P., 1944. P. 281.

Nov. LXXXIII.



ловная в юридическом отношении земельная собственность, которая на Западе рождалась в жестокой борьбе. В Византии на протяжении всей ее истории функционировала разветвленная налоговая система, взимаемая на основе публичного права и преобладавшая над частно-правовыми платежами.

Однако историкам известно. что данное впечатление о приоритетах Византии по сравнению с Западом иллюзорно, поскольку приведенный перечень явлений, будто бы свидетельствующий о более продвинутом социальном строе Византии по сравнению с Западом, не содержит анализа содержания рассматриваемых отношений, а именно не учитывает смысл взаимосвязей между факторами, восходящими к античности, и только внешне напоминающими западные порядки конца средневековья и Нового времени. Иными словами, не учитывается цивилизационный целостный подход к проблеме.

Несмотря на видимую примитивность раннесредневековых социально-правовых и государственных структур Запада, там, как уже отмечалось, начиная с эпохи раннего средневековья, происходило интенсивное формирование средневековой цивилизации, возникали такие новшества, роль которых может быть оценена только с точки зрения исторической перспективы.

А именно: на Западе происходила эволюция общественно-государственных институтов: возникла феодальная иерархическая структура, основанная на личной связи сеньера и вассала, появились города, которые в ходе столетий добились освобождение от власти сеньера, их нас е-ление разделилось на несколько сословий. И наконец, в результате деятельности сословий возникли представительные учреждения - предвестник будущего парламента и конституционных форм правления. Появились новые формы социального поведения и менталитета, подготовившие эпоху Возрождения, а затем - Просвещения. Папство и теория папства также ме-



нялись. Если в XI в. при папе Николае III церковное право объявляло подчинение церкви папе и свободу клира от подчинения государству, то в XIV в. папство пережило период концилиаризма. Под вилянием легистов и томизма, Марселия Падуанского, Иоанна Парижского менялась природа папской власти, была поставлена, восходящая, очевидно, к идеям естественного права, проблема различения сакральной и юридической юрисдик-1

ции папы .

Постепенно, как известно, светская власть добивается политической автономии обмирщения , секуляризованной системы представлений.

Традиционализм основных политико-правовых и философско-богословских концепций в Византии был связан с отрицательным отношением к новшествам. Жизнь была пронизана христианским самосознанием, формирующимся в догматических спорах и лишена утилитарности, стремления к созданию секуляризованных форм бытия, способных заменить старые институты . Роль богословия в механизме репродуцирования ви-

1 Мейендорф И.Ф. Флорентийский собор: причины исторической неуда-чи ВВ. Т. 52. М. 1991. С. 84-85.

2 Nikephoros Gregoras. Antirrhetika I Enleitung, Textausgabe und Anm. von Y.-V.Beyer. Wien, 1976. Всякий стремится быть рабом Бога и чувствуя в этом рабстве Богу истинную свободу, которую не в силах дать никакие освободительные движения и конституции , - пишет архимандрит Киприан (Керн) в книге Антропология Григория Паламы . М 1996. С. 18. Новое в обществе рассматривалось не как нечто субстанциональное, а в аристотелевском смысле, как результат движения времени по кругу. Ничего нет нового, если люди расценивают многое, что ранее рассматривалось как хорошее, вновь как лучшее, как и из временных периодов вновь другие большие натуры возрастают, получается. что время имеет природу прида-



зантийской цивилизации во времени проявлялась в том, что формой снятия противоречия между богословско-мировоззренческим и прагматическим уровнем сознания и соответствующими институтами было стремление подчинить вторые первым. В рамки традиционного богословского миросозерцания, как мы постараемся показать ниже, инкорпорировались античные понятия судьбы, циклического времени.

Создавая новые институты, Запад значительно опередил ромеев в области социально-экономического и политического развития. Доказательством является хорошо известный факт почти полного отсутствия в Византии в конце XIV - нач. XV вв. сколько-нибудь заметных элементов предкапиталистического уклада в византийском селе и особенно городе1.

Инструменталистский характер современного понятия цивилизация заставляет усомниться в справедливости категорического утверждения такого современного аналитика, как К.Поппер, который полагает, что целостность не может быть предметом анализа2, т.к. анализ требует акцентирования аспектов (идея, известная со времен Аристотеля). Однако выявление функциональных связей между сущностными факторами целостности, механизма их репродуцирования во времени целесообразно, на наш взгляд, рассматривать как анализ этой целостности.

Существует ряд фундаментальных работ по византийской цивилизации . Поэтому, осуществляя цивилизационный подход, мы рассматриваем

вать прошлому вновь новизну . Nicephori Gregorae Explicatio in librum Synesii de insomniis - PG 149, 521 A.

1 Хвостова К.В. Особенности аграрно-правовых отношений в поздней Византии. М. 1968. С.

Поппер К. Нищета историцизма. М. 1981. С. 85.

3 Haussig H.W. History of Byzantine Civilazation. London, 1971; Guillou A. La civilization byzantine. Paris, 1974.





1 2 3 4 ... 8
© 2017 РубинГудс.
Копирование запрещено.