Популярное

Мифы о звукоизоляции



Как построить дом из пеноблоков



Как построить лестницы на садовом участке



Подбираем краску для ремонта



Каркасные дома из дерева


Главная » Оценка ориентированности управления

Оценка ориентированности управления конкурентоспособностью региональной экономики на решение проблем в обеспечении качества жизни населения

Гуторин Е.В. (gutorin@mail.ru), Мисинева И.А. Сибирский Государственный Аэрокосмический Университет

Современные исследователи обращают внимание на тот факт, что по мере экономического развития цивилизованного общества роль государства как носителя идеи насилия падает, а функция реализации общего блага, напротив, расширяется. Как замечает, например, российский теоретик государства и права В.А.Четвернин, по мере формирования постиндустриального общества организованное насилие все больше отходит на дальний план, а на передний выдвигается общесоциальная деятельность государства: социальные противоречия утрачивают остроту, само государство устанавливает рамки для цивилизованного разрешения конфликтов между социальными группами, выступая не только как гарант права сильных, но и как защитник интересов слабых . Это связано с тем что, современные развитые государства заинтересованы прежде всего, в стабильности общества[1].

Б.В. Бойцов, считает: Степень зрелости человечества определяется тем, насколько оно развивается в соответствии со своей действительной основой. Иначе говоря, насколько и как качество жизни становится определяющим фактором развития [2]. Сегодня качество жизни является главной целевой функцией современных сверхиндустриальных промышленных систем, отмечают современные специалисты. Россия не исключение - в Конституции Российской Федерации, ст.7, п.1 написано Российская Федерация - социальное государство, политика которого направлена на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека . В.В. Путин, Президент Российской Федерации отмечает: Первый и самый главный приоритет в работе власти - улучшение качества жизни граждан Российской Федерации .

Таким образом, однозначно можно утверждать, что качество жизни является современной парадигмой цивилизационного развития. Это предполагает необходимость выявления инструментов и механизмов воздействия на него, одним из таких механизмов, на наш взгляд, является управление конкурентоспособностью региональной экономики.

Проблема обеспечения конкурентоспособности региональной экономики в современных условиях глобализации экономического развития и конкуренции приобретает большое теоретическое и практическое значение. Как показывает анализ литературы, понятие конкурентоспособности, в принципе имеющее вполне определенный экономический смысл по отношению к товару или фирме, не только лишено аналогичной строгости применительно к макроуровню, но и некоторыми исследователями даже ставиться под сомнение сама возможность использования данного понятия. Поэтому в теоретическом плане развитие теории региональной конкурентоспособности как отрасли экономики в целом далеко от завершения во многих аспектах.

Большинство современных специалистов считают, что макроконкурентоспособность представляет собой наиболее сложную для оценки категорию, выражающую зависимость от множества трудно классифицированных факторов. Несмотря на большое число публикаций и исследований по проблемам макроконкурентоспособности, наше исследование показывает, что многие аспекты данной проблемы остаются дискуссионными.

На основе анализа научной литературы, мы уточнили, что в основе дискуссии среди специалистов по проблемам конкурентоспособности региональной экономики лежат три основных вопроса:

1) Рассматривать ли конкурентоспособность как универсальное понятие для всех уровней (микро, мезо, макро);

2) Возможно ли применение данной категории как самостоятельного теоретического понятия;

3) В чем состоит суть определения, признаков и способов исследования конкурентоспособности региональной экономики.



Анализу конкурентоспособности страны, отрасли и особенно предприятия, в отечественной и зарубежной экономической литературе уделено большое внимание. Отдельные авторы, например, Ю. Кормнов, утверждает, что универсального определения конкурентоспособности нет и быть не может, а все зависит от того, применительно к какому объекту (предмету) или субъекту оно относится. К сожалению, автор ограничивается указанным утверждением, хотя очевидно, что оно не может претендовать на абсолютный характер, а требует хотя бы минимальной типологизации экономических объектов. В тоже время другие специалисты, в числе которых М.Гельвановский, В.Жуковская, И. Трофимова [3], подчеркивают, что конкурентоспособность представляет собой сложное многоуровневое понятие, анализ и оценку которого необходимо теснейшим образом увязывать с конкретным конкурентным полем и особенно, с его уровнем. Современные специалисты выделяют следующие уровни конкурентоспособности:

макроуровень - на нем определяются основные условия функционирования всей хозяйственной системы.

мезоуровень - на нем формируются перспективы развития отрасли или корпорации, охватывающий группу предприятий.

микроуровнь - здесь конкурентоспособность как бы обретает свою окончательную, завершающую форму в виде соотношения цены и качества товара. Это соотношение зависит от условий, сформировавшихся на предшествующих двух уровнях и от персонала предприятия, его способности использовать как свои ресурсы, так и сравнительные национальные общехозяйственные и отраслевые преимущества.

Классическое объяснение конкурентоспособности стран, как определенных регионов, принадлежит Дэвиду Рикардо. Он развил идею Адама Смита об абсолютном преимуществе (согласно которой страна экспортирует товар, если издержки производства для данного товара в ней ниже, чем в других странах) и создал концепцию сравнительного преимущества. Суть этой концепции состоит в том, что успех страны в конкретных областях промышленности объясняется максимально эффективным использованием факторов производства (рабочая сила, земля, капитал и природные ресурсы), причем рыночные силы сами направляют ресурсы страны туда, где они могут быть применены с максимальной эффективностью. Соответственно, страна или регион получает сравнительное преимущество в тех отраслях, где интенсивно используются факторы, имеющиеся в изобилии. Продукция этих отраслей экспортируется, а импортируются те товары и услуги, в производстве которых страна испытывает сравнительный недостаток факторов.

Однако, как считает большинство современных авторов, с развитием процессов глобализации и интеграции концепция сравнительных преимуществ на основе факторов производства потеряла способность объяснить структуру экспорта и импорта стран. Ведь в случае применения такого подхода получается, что главным показателем конкурентоспособности является сальдо торгового баланса: если страна поставляет на мировой рынок больше товаров, чем с него получает, и этот показатель постоянно растет, тогда все в порядке. Но тогда Россию придется признать конкурентоспособной страной, а США -с их полутриллионным дефицитом торгового баланса - придется признать самой неконкурентоспособной страной в мире.

Поэтому, в связи с проблемами, связанными с неспособностью концепции сравнительных преимуществ Д. Риккардо объяснить современную экономическую ситуацию в ряде стран возникла потребность в новой парадигме, которая могла бы предложить инструменты для управления макроконкурентоспособностью. Такая парадигма была создана Майклом Портером.

М. Портер противопоставил понятие конкурентные преимущества страны понятию сравнительные преимущества , широко используемому в неоклассической теории торговли, изложенной в работах Д. Рикардо, Э. Хекшера и Б. Олина. М. Портер доказывает, что преимущества (а соответственно и конкурентоспособность) страны возникают не из интенсивности использования отраслью специфических факторов, которыми в относительном избытке наделена страна (что следует из теории Хекшера-Олина). Они являются результатом усилий, предпринятых на уровне фирмы для развития нового продукта, осуществления изменений, развития новых брэндов или методов доставки и т. д. - то есть инноваций в широком смысле. Согласно Портеру, инновации могут возникнуть в любой отрасли, в которой существуют условия, направляющие и стимулирующие инновационные усилия, вне зависимости от факторной интенсивности. В дальнейшем в этой же работе автор сводит конкурентоспособность страны к



продуктивности использования ресурсов. Несомненно, такой взгляд на проблему устанавливает тождественность конкурентоспособности и экономической эффективности.

Важное значение в теории М. Портера - состоит в переносе акцента в региональной экономической науке со сравнительного преимущества того или иного места расположения исследуемого объекта, на котором основывалась традиционная региональная экономика к конкурентному преимуществу . Акцент делается на то, что и бизнес, и население становятся все более свободными в выборе своего места размещения и жительства в связи с современными процессами глобализации и информатизации. Поэтому снижается роль факторов, присущих тому или иному месту расположения (природных ресурсов, географического положения), и возрастает роль факторов, которые могут быть созданы в самом регионе.

Совершенно очевидным является тот факт, что основная часть конкурентных преимуществ создается на мезоуровне - на предприятиях и фирмах, где используются новейшие технологии, новые материалы, новые, более эффективные формы организации труда, в результате чего и возникают конкурентоспособные товары (продукция и услуги). Поэтому в некоторых работах понятие макроконкурентоспособности вообще ставится под сомнение, а анализ конкурентоспособности предлагается ограничивать уровнем товаров и фирм. В частности П. Кругман, относится к современному увлечению конкурентоспособностью критично, считая, что конкурентоспособность - атрибут компаний [4]. Позиция П.Кругмана в отношении конкурентоспособности страны основана на классической теории Д. Рикардо и ее поздних неоклассических расширениях. Эта концепция, как мы уже упоминали выше, сводит конкурентоспособность страны к относительной производительности используемых факторов, что отражается в состоянии торгового баланса, валютного курса, относительных ценах и, в конечном счете, сказывается на благосостоянии страны. Все эти результаты являются свидетельством состояния национальной экономики, а она саморегулируема, что не требует государственного вмешательства. Объектом государственного регулирования в условиях развитой экономики и фиксированного валютного курса может стать, по мнению данного специалиста, национальная валюта, девальвация которой способна выровнять дефицит баланса, но это одновременно приведет к инфляции и в долгосрочном периоде обернется нулевым результатом. Поэтому, по мнению П. Кругмана, конкурентоспособность страны, в отличие от конкурентоспособности фирмы, явление в реальности не существующее, использовать теоретически это понятие бессмысленно и политически вредно. Одержимость этим понятием одновременно неправильна и опасна. Люди, которые обращаются к этому термину, националисты или идеологизаторы. Они или не знают, или игнорируют экономическую теорию. В их стремлении использовать проблему национальных конкурентных позиций часто скрывается желание обвинить соседей, попросить о привилегиях для какой-то группы или развить неэкономическую деятельность , - подчеркивает Кругман [4].

Некоторым специалистам представляется, что это в корне неверный подход. Действительно при поверхностном рассмотрении мы видим картину, когда общие конкурентные преимущества на микроуровне (товары - продукция и услуги) складываются из соответствующих характеристик -соотношений цены и качества отдельных товаров. Примерно то же мы видим и на мезоуровне: совокупный потенциал предприятий предстает перед нами как сумма их потенциалов. На этом основании часто строится подход к проблемам повышения национальной конкурентоспособности, представляемой как конкурентоспособность отечественных товаропроизводителей и, как правило, сводится к программам повышения эффективности производства продукции в рамках отдельных отраслей и производств, предприятий и фирм. Иногда такие программы поднимаются до требований проведения согласованной промышленной политики в рамках одной страны с целью повышения эффективности промышленного производства в целом. При всей важности такого подхода он все же является неполноценным. Промышленность представляет только часть хозяйственной системы, которая включает в себя огромную сферу услуг (включая социальные услуги), аграрный сектор, тесно связанный с промышленностью, инфраструктурные отрасли хозяйства также находящиеся в тесной взаимосвязи с промышленным сектором.

Однако, несмотря на такое огромное количество мнений, большая часть исследователей все же сходится в едином мнении относительно того, что макроконкурентоспособность определяет способность региональной экономики повышать (сохранять) уровень качества жизни населения в регионе. Большое количество литературы по данной тематике свидетельствуюет о наличии весьма широкого фронта теоретических и прикладных работ по данным направлениям исследований. Но в тоже время проблеме взаимосвязи конкурентоспособности региональной экономики и качества жизни населения региона



уделено слишком мало внимания. По данной тематике практически отсутствуют работы объясняющие как общие для любого региона, так и конкретные, индивидуальные особенности взаимодействия макроконкурентоспособности и качества жизни населения в определенном регионе.

В настоящее время мнения специалистов разделены в зависимости от того, что является основным определяющим фактором конкурентоспособности региональной экономики, на основе которого должно строится определение, расчет и управление данной дефиницией, в числе возможных:

1. Инвестиционная привлекательность региона [6,7];

2. Конкурентоспособность продукции производимой в регионе [8,9];

3. Инновационность региональной экономики [10];

4. Незаменимость продукции производимой в регионе [11];

5. Эффективность, производительность региональной экономики (ВРП/душу населения) [12];

6. Положение региона в международном разделении труда[13,14];

7. Наличие кластеров в регионе[15];

8. Совокупность нескольких факторов [16,17];

Выделив в определениях разных авторов различные признаки макроконкурентоспособности, мы считаем возможным построить следующую обобщающую модель макроконкурентоспособности

Качество жизни

Конкурентоспособность региональной экономики

привлекательность региона

эффективность экономики

конкурентоспособность продукции

положение в международном

инновационность экономики

разделении труда

незаменимость продукции

наличие кластеров

Создание условий для развития экономики региона

Рис.1. Модель управления макроконкурентоспособностью Проведя изучение соответствующей литературы, мы сделали ряд выводов о взаимосвязи конкурентоспособности региональной экономики и качестве жизни населения региона, которые позволят оценить степень ориентированности развития экономики региона на качество жизни населения и выбрать направления для оказания регулирующего воздействия на качество жизни населения региона.

Первый вывод: несмотря на существующую взаимосвязь между экономическим развитием и качеством жизни , было бы неправильно полагать, что все жизненные блага обеспечиваются только лишь факторами материального порядка. В связи с этим необходимо указать на то, что рост конкурентоспособности региональной экономики - это лишь один из путей повышения качества жизни населения.

Второй вывод, состоит в том, что постиндустриальная экономика имеет более высокую конкурентоспособность, чем индустриальная, аграрная и примитивная, и обеспечивает более высокое качество жизни населения. Поэтому можно заключить что, конкурентоспособность региональной экономики определяется структурой экономики, которая оказывает влияние на качество жизни населения.

Третий вывод определяет наличие возможных исключений, встречающихся в практике управления. Могут существовать региональные экономики, обеспечивающие высокий уровень качества жизни населения региона только за счет развития одного из секторов, когда регион обладает уникальным ресурсом, а региональные фирмы способны эффективно освоить этот ресурс, обеспечивая не только внутреннее потребление, но и значительный экспорт. Мировая практика дает примеры нефтегазовых, золото-алмазных, фосфоритных, медно-никелевых и иных сырьевых регионов, обеспечивающих резкий экономический подъем региональных экономик на протяжении нескольких десятилетий. Единственным условием в этом случае остается опережающий рост регионального производства по сравнению с приростом регионального населения и реальное участие населения региона в распределении получаемых доходов. В связи с этим говоря о конкурентоспособности региональной экономики и ее влиянии на качество жизни населения, стоит обратить внимание не только на структуру экономики как на определяющий фактор качества жизни населения, но и на производительность экономики региона.



Четвертый вывод связан с идеей наращивания (аккумулирования) конкурентных преимуществ. Опора на уникальный ресурс может обеспечивать конкурентоспособность региональной экономики в течение десятилетий, но на более длительных временных отрезках моноотраслевая экономика подвержена неустойчивости, стагнации и деградации. В связи с этим, развивающаяся региональная экономика должна стремиться к постоянной аккумуляции конкурентных преимуществ, которые могут быть выражены не только в виде максимально диверсифицированной секторально-отраслевой структуре регионального производства, но и в виде все более разнообразных и все более качественных факторов производства, вовлеченных в региональное производство.

Особое значение в усилении конкурентных преимуществ региона получают факторы окружающей среды для ведения бизнеса (социальная, экономическая, институционально-политическая, экологическая среды и инфраструктурная обеспеченность). Данные факторы могут существенно увеличивать или сокращать издержки производства, а также влиять на распределение доходов внутри регионального сообщества, тем самым повышая качество жизни населения.

Региональная экономика не должна ограничиваться только внутренним наращиванием факторных преимуществ, а теория эндогенного роста не должна превращаться в некую догму. В силу целого ряда причин (истощение природных ресурсов, увеличение заработной платы и т.д.) региональным фирмам выгодно привлекать внешние факторы производства, тем более, если это позволяет осваивать и новые рынки сбыта. Таким образом, региональные фирмы сначала превращаются в национальные, затем - в континентальные и глобальные. В последнем случае в регионе может остаться лишь штаб-квартира и мозговой центр фирмы, а больший объем производственной деятельности может быть вынесен за пределы региона, что будет свидетельствовать о достижении фирмой глобального уровня конкурентоспособности.

Пространственная экспансия региональных фирм в поисках дешевых факторов и новых рынков сбыта позволяет говорить об идее распределенной региональной производительности , когда фирма получает дополнительные конкурентные преимущества, рассредоточиваясь с помощью бизнес-единиц по различным регионам и предлагая свою продукцию в виде либо предельно стандартизированной формы (производство напитков), либо в виде регионально-модифицированного продукта (издательская деятельность, новостные программы и др). Это подтверждает то, что конкурентоспособность региональной экономики связана с положением региона в международном разделении труда.

Пятый вывод дополняет четвертый вывод необходимостью оценки надрегиональной активности региональной экономики, как по привлечению внешних факторов производства, так и по освоению (созданию) новых рынков сбыта. Благодаря этому меняется и положение региона в международном разделении труда, меняется структура и производительность экономики, а так же происходит рост благосостояния населения, развитие инфраструктуры, уровня образования и изменение других факторов качества жизни населения.

Поэтому на наш взгляд конкурентоспособность региональной экономики необходимо изучать в первую очередь с точки зрения следующих характеристик: производительность, структура экономики региона, положение региона в международном разделении труда. Данные факторы макроконкурентоспособности, будут комплексно отражать различные факторы конкурентоспособности региональной экономики, которые выделяют специалисты.

Таким образом, подводя итог нашим размышлениям о макроконкурентоспособности можно сформулировать следующее определение региональной конкурентоспособности:

Макроконкурентоспособность - это уровень развития экономики, который определяется местом региона в международном разделении труда, структурой и производительностью экономики. При этом важнейшим критерием оценки конкурентоспособности региональной экономики является качество жизни населения региона.

Мы считаем, что модель обеспечения качества жизни населения через управление конкурентоспособностью региональной экономики можно представить следующим образом



Качество жизни

Конкурентоспособность региональной экономики

Структура экономики

Производительно сть экономики

Положение региона в международном разделении

Создание условий для развития экономики региона

Рис. 2. модель конкурентоспособности региональной экономики В данной модели мы выделяем выделить четыре части:

1. Условия для развития экономики региона

Экономика это искусственная социально-экономический среда, и для ее возникновения, поддержания и развития необходимы базовые условия, большая часть которых создается администрацией региона.

2. Конкурентоспособность региональной экономики

Данный элемент модели показывает схематически механизм взаимодействия факторов, которые в итоге обеспечивают определенный уровень развития экономики.

3. Качество жизни в регионе

Результатом управления макроконкурентоспособностью в целом, является поддержание и рост качества жизни населения.

4. Администрация (государство)

Администрация - субъект, наделенный властными полномочиями, который может управлять конкурентоспособностью региональной экономики в целях формирования качества жизни населения региона. Т. к. макроконкурентоспособность - это лишь один из инструментов повышения качества жизни населения, поэтому администрация может влиять на качество жизни населения и другими способами. Для оценки ориентированности управления конкурентоспособностью региональной экономики на решение проблем в обеспечении качества жизни населения необходимо выделять актуальные проблемы в качестве жизни жителей данного региона.

Качество жизни оценивается с помощью интегральных индексов качества жизни (ИИКЖ): получаемых в виде специальных сверток ряда частных критериев анализируемого свойства КЖ (регистрируемых статистических показателей). В настоящее время существует много разнообразных ИИКЖ - от очень широких, включающих в себя практически все составляющие представлений современного человека о системе жизненных ценностей (гуманизация общества, экология, демографическая ситуация, возможность самореализации, мирное сосуществование, моральное здоровье общества, возможность получения образования и т.д.), до достаточно узких, основывающихся, прежде всего, на уровне материального благосостояния населения [18].

Проведя анализ литературы по качеству жизни мы уточнили, почему понятие качество жизни не имеет общепризнанной формализованной структуры и стандартного набора индикаторов. Это связано с несколькими причинами:

Во-первых, это сложность в оценке, связанная с наличием большого числа данных, принимаемых во внимание при оценке качества жизни (экономическое развитие общества, уровень материального, медико-экологического и духовного благосостояния конкретного человека) с одной стороны, и ограниченные возможности обобщить наборы разнообразной информации - с другой. Взаимозависимость различных факторов зачастую представляет сложную векторную разнонаправленность, что также порождает эффект нелинейности [19].

Во-вторых, ИИКЖ имеют условный смысл и ограниченное время и место, в рамках которых они могут адекватно отражать действительное положение дел. В частности, удельные веса отдельных частных критериев КЖ, определяющие их значимость в вычислении ИИКЖ, могут существенно меняться в пространстве и времени в зависимости от конкретных глобально-исторических условий жизни общества. Действительно, основные свойства качества жизни населения формируются и проявляются в его способности адаптироваться к окружающему миру, в его взаимодействии с внешними объектами (производством, общественными институтами, природной средой и т.п.) и друг с другом. Но набор




объектов, с которыми взаимодействует население, исторически изменяется, поскольку развиваются производительные силы и потребности населения, изменяется место человека в природе и само общество.

Примером усложнения взаимодействия человека с окружающим миром и появления практически новых составляющих в синтетической категории высшего уровня качества жизни сегодня может служить антропогенный фактор в экологии и, в частности, способность населения привести природу к необратимым разрушениям или предотвратить их. Вряд ли эта составляющая играла сколько-нибудь заметную роль в спектре свойств понятия качество жизни еще 60 лет назад. Вместе с тем в каждый конкретный исторический момент этот набор внешних объектов , во взаимодействии с которыми формируются и проявляются основные свойства качества жизни, бесконечно разнообразен. Поэтому число и состав свойств, объединяемых (синтезируемых) в интегральной характеристике качество жизни , обусловлены и субъективными факторами и, в частности, зависят от полноты наших знаний.

В-третьих, методология построения и интерпретация ИИКЖ должны быть специфицированы под конкретные типы задач их прикладного использования [20].

Все эти причины и диктуют необходимость использования большого числа интегральных показателей качества жизни. Их разработка представляет одну из важнейших задач региональной политики в области обеспечения и улучшения качества жизни.

Специалисты выделяют следующие задачи социально-экономического анализа и управления, решаемые с привлечением интегральных индикаторов синтетических категорий качества жизни:

1. межстрановые и межрегиональные сопоставления и рейтинги, и их использование в совершенствовании механизмов управления [21,22];

2. ИИКЖ как показатели степени достижения целей в управлении социально-экономическим развитием региона [23];

3.ИИКЖ в проблеме оптимизации адресности социальной помощи малоимущим слоям населения [24,25];

4. индикаторы социальной напряженности, уровня коррупции, социальной патологии, имущественной дифференциации населения в проблеме анализа и управления социально-политическим здоровьем общества[23];

5.измерение физического здоровья общества с помощью индикаторов типа индекс здоровья , качество населения , индекс развития человеческого потенциала [26,27;

6. исследование особенностей национальной (региональной) ментальности и системы ценностей с помощью построения разного рода измерительных шкал на базе результатов специальных анкетных обследований населения [28].

И хотя концепция качества жизни гораздо глубже и богаче того, что может отразить любой из интегральных показателей, для мониторинга прогресса в области развития человека нужен максимально простой инструмент.

На наш взгляд, для решения задачи вынесенной в заголовок статьи, в первую очередь полезен и необходим инструмент показывающий уровень отклонения в качестве жизни населения от нормы.

Для мониторинга и оценки отклонения качества жизни населения, от возможного нормального уровня, считаем возможным предложить интегральный индекс оценки качества жизни (ИИКЖ), который мы назвали индекс критически низких показателей (ИКНП). Данный индекс оценивает интегральный уровень показателей качества жизни которые находятся ниже нормального уровня. Под нормальным уровнем в зависимости от конкретной ситуации можно понимать средний уровень по стране или такой средний уровень, которого достигли развитые государства.

Мы считаем возможным описать применение данного индекса на следующем примере: если два региона, по оценкам имеют одинаковый уровень качества жизни населения, однако в одном из этих регионов ИКНП=0, а в другом ИКНП>0, это означает, что показатель качество жизни населения одного региона не имеет разброса минимальных и максимальных показателей, а у другого региона имеется разброс показателей (за счет этого происходит усреднение).

Введение такого показателя позволяет также частично решать одну из проблем по оценке интегральных показателей. Эта проблема, как мы уточнили выше, связана с тем, что большинство исследований в России нацелено на максимально полное отражение всех компонентов, но при этом нередко возникает эффект средней температуры по больнице - чем больше показателей, тем сложнее объяснить полученный результат. Для многих регионов России, и для Красноярского края, этот эффект почти запрограммирован из-за сочетания индикаторов с противоположными значениями (минимальными



и максимальными). А использование ИКНП вместе с ИИКЖ позволяет оценить уровень дисперсии внутри ИИКЖ.

В связи с тем, что данный индекс показывает уровень отклонения ИИКЖ от нормального , то при расчете данного индекса учитываются только те показатели ИИКЖ, значение которых ниже (выше, или имеют отклонение от оптимального уровня) нормального уровня. При этом в расчетах необходимо учитывать не величину показателя, а его отклонение от нормального уровня.

Под ИИКЖ мы понимаем специального вида свертку оценок более частных свойств и критериев анализируемой синтетической категории качество жизни населения. Если ограничиваться линейным классом таких сверток и использовать N - балльную шкалу измерения, то ИИКЖ можно представить y в виде:

р

у = N w

j=1 (4)

где - набор унифицированных (т.е. приведенных к шкале [0; 1] с помощью

преобразований (2)~(4) частных критериев анализируемого ИИКЖ, awj - некоторые весовые

р

Z Wj = 1

коэффициенты , удовлетворяющие условиям: .

Перед тем, как переходить непосредственно к процедуре свертки частных критериев, необходимо привести все эти частные критерии х к общему знаменателю , т.е. применить к каждому из них такое преобразование, в результате которого область его возможных значений ограничится отрезком [0;1]. При этом нулевое значение преобразованного показателя должно соответствовать самому низкому качеству по данному свойству, а единичное - самому высокому.

Конкретный выбор унифицирующего преобразования зависит от того, к какому из трех типов принадлежит анализируемый показатель.

а) Если исходный показатель (частный критерий) х связан с анализируемым интегральным свойством качества жизни монотонно-возрастающей зависимостью (т.е. чем больше значение х, тем выше качество), то значение соответствующей унифицированной переменной x подсчитывается по формуле

~ = x - xmin

xmax - xmin (2)

где xmin и xmax - соответственно, - наименьшее (самое худшее) и наибольшее (самое лучшее) значения исходного показателя.

б) Если исходный показатель (частный критерий) х связан с анализируемым интегральным свойством качества жизни монотонно-убывающей зависимостью (т. е. чем больше значение х, тем ниже качество), то значение соответствующей унифицированной переменной x подсчитывается по формуле

~ = xmax - x

xmax - xmin (3 )

в) Если исходный показатель (частный критерий) х связан с анализируемым интегральным свойством качества жизни немонотонной зависимостью (т.е. между xmin и xmax существует некоторое оптимальное значение при котором достигается наивысшее качество), то значение соответствующей унифицированной переменной x подсчитывается по формуле

x - x

x = 1----

max{(xmax - xопт.), (xопт. - xmin)} (4)

Для реализации этих преобразований необходимо уметь определять для каждого анализируемого частного критерия х значения xmin, xmax и xопт. Поскольку теоретико-нормативный подход в определении этих значений в большинстве случаев сопряжен с большими трудностями (и в частности, с необходимостью согласования различных точек зрения), то в данной работе предлагается использовать для этих целей эмпирический подход. В частности, за xmin, xmax и хопт предлагается принимать, соответственно, минимальное, максимальное и нормальное значения среди всех подвергнутых наблюдению (по различным регионам или за различные такты времени) значений этой переменной. Вопрос с определением значений нормального уровня решается в каждом конкретном случае с учетом



специфики ситуации. Нами предлагается брать в качестве эталонов наиболее благополучные в смысле соответствующего интегрального свойства регионы (страны), например оптимальное или максимальное значение,:

уровень безработицы - 3%

коэффициент фондов (соотношение доходов 10% богатых и бедных жителей) - 9 раз

показатель естественного прироста населения: 5 чел/1000 населения

Тогда ИКНП необходимо определять по формуле (1), где - набор

унифицированных отклонения частных критериев от возможного уровня .

Построение интегральных характеристик ИИКЖ и ИКНП сводится к задаче определения неизвестного вектора весов W=(w1,w2,,w,). Которые могут быть найдены с помощью привлечения экспертов, учитывающих в своих оценках особенности развития региона.

Предлагаемый нами подход с использованием ИКНП может быть применен при выборе решений по развитию экономики региона, которые всегда имея направленность на повышение ее конкурентоспособности не всегда учитывают возможность устранения актуальных проблем в обеспечении высокого качества жизни населения.

Изменения ИКНП в динамке в соотношении с изменениями в конкурентоспособности региональной экономики показывают степень ориентированности конкурентоспособности на качество жизни населения.

Литература

1. Клименко С.В. Чичерин А.Л. Основы государства и права, М: Теис ,1996, стр. 5

2. Бойцов Б.В. и др. Философия качества. Качество жизни Стандарты и качество. 1997. № 8.

3. Гельвановский М., Жековская В., Трофимова И. Конкурентоспособность в микро-, мезо- и макроуровневом измерениях. Российский экономический журнал 1998г. - №3 - с.67-78. стр.76

4. Krugman P. Making sense of the competitiveness debate/ZOxford review of Economic policy.-1996.-No.12. -pp. 17-25.

5. Krugman P. Competitiveness: a Dangerous obsession. In: Competitiveness. An International Economics Reader.-N.Y.:Foreign Affairs,1994, P.1-17.

6. Bramezza I. The competitiveness of the European city and the role of urban management in improving the citys performance. - Rotterdam: Tinbergen Institute, 1996. - Pp. 22-23.

7. Begg I. Cities and competitiveness Urban Studies. - 1999 - Vol 36 - pp 795-809

8. Белаш А.И. Опыт экономической интеграции в Европе Сб. Управление, регулирование и хозяйственный механизм регионального развития . - Москва: СОПС и ЭС, 1992;

9. Андрианов В. Конкурентоспособность России в мировой экономике. Экономист - 1997г. №10 -

с.33-42.

10. Зимин Б.Н., Одессер С.В. Эволюция старопромышленных развитых капиталистических стран и использование результатов ее изучения для СССР География и проблемы регионального развития. - М.: ИГ АН СССР , 1989 - с.220- 234.

11. Конкурентоспособность России. Эрлен Бернштейн http: rudg.russia-gateway.ru/content/pages/topicpage/?category id=2616107

12. Л.С. Шеховцева. Методология разработки стратегии развития окраинного региона страны в условиях ОЭЗ Прогнозирование и стратегии развития Особой экономической зоны России: Межвузов. сб. науч. труд./ Калинингр. ун-т. - Калининград, 2000. - С. 20-32.

13. Российские регионы в условиях становления нового типа мировой экономики. С. Г. Воронков, кандидат экономических наук. Теоретический журнал CREDO N 2 1998 год http: credo.osu.ru/002/001.shtml

14. Селезнев А.З. Конкурентные позиции и инфраструктура рынка России. - М.: Юристъ, 1999. - 384 с.

15. Марченко Г. В., Руководитель отдела региональных рейтингов. Рейтингового агентства Эксперт РА . Инвестиционная привлекательность регионов как фактор их конкурентоспособности

16. Конкурентоспособность России в мировом сообществе http: www.rags.ru/akadem/gos sl/30-2004/30-2004-85.html Ольга Абрамова



17. Jensen-Butler С. Competition between cities, urban performance and the role of urban policy: a theoretical framework European cities in competition / Edited by C. Jensen-Butler, A. Shachar and J. van Weesep. - Avebury: European science foundation, 1997. - Pp. 3-42.

18. Дробышева В.В., Герасимов Б.И. Интегральная оценка качества жизни населения региона: Монография /Под научн. ред. д-ра экон. наук, проф. Б.И. Герасимова. Тамбов: Изд-во Тамб. гос. техн. ун-та, 2004. 108с.

19. Качество жизни населения региона А. П. Егоршин, А. К. Зайцев 24.05.2005 http: www.narodru.ru/peoples1297.html/www.regnum.ru/news/smi2480.html

20. http: www.hse.ru/journals/wrldross/vol01 4/IvazianLhtm Методология анализа и пример ее применения

21. The World Competitiveness Yearbook. Edition IMD-International, Lausanne, Switzerland.-1996, 1997, 1998, 1999.

22. Айвазян С. А. Сравнительный анализ интегральных характеристик качества жизни населения субъектов РФ. - Препринт #WP/01/125. М.: ЦЭМИ РАН, 2001.

23. Айвазян С.А. Интегральные индикаторы качества жизни населения: их построение и использование в социально-экономическом управлении и межрегиональных сопоставлениях. -

Москва, ЦЭМИ РАН, 2000. - 117с.

24. Sen A.K. Sociological Approach to Measurement of Poverty: A Reply to Professor Peter Townsend. -Oxford Economic Papers, 37 (1985), pp. 669-667.

25. Bourguignon F., Fields G.S. Poverty measures and anti-poverty policy. - Recherches Economiques de Louvain , 56 (3-4), 1990, pp. 409-427.

26. Соградов А.А. Теория и методы изучения качества жизни населения. - М.: Гуманитарный фонд

1995.

27. Human development report 1990. - New York, 1990.

28. Ann Bowling. Health: review of quality of life measuring scales. - Open University Press, Byckingham

and Bristol, 1994.



© 2017 РубинГудс.
Копирование запрещено.