Популярное

Мифы о звукоизоляции



Как построить дом из пеноблоков



Как построить лестницы на садовом участке



Подбираем краску для ремонта



Каркасные дома из дерева


Главная » Классификация структур центрального

1 2 3

Трансантарктическая горная система. Наличие жесткого континентального массива в центре Антарктической постройки позволяет предполагать, что внешние рифтогенные хребты, имеющие, позднемезазойский и кайнозойский возраст [15] представляют своеобразные структуры облекания, наследующие древний структурный план этой полярной области.

Восточно-Африканская кратоно-рифтогенная кольцевая структура радиусом более 2200 км. впервые описана в 1967 г. М. Бардэ [30]. В последующем [26], ее рассматривали как сквозную магмоконтролирующую структуру глубинного заложения, которая совмещает черты и структурные элементы конструктивного и деструктивного тектогенеза. На мелкомасштабных геологических и геоморфологических картах внешний концентр ее континентальной части выражен серией субпараллельных глубинных разломов и вулканогенных хребтов Западно-и Восточно-Африканской континентальных рифтовых систем, которые на северо-востоке переходят в рифтовую зону Аденского залива и далее смыкаются с Аравийско- и Западно-Индийскими срединно-океаническими хребтами, образуя почти правильный, разорванный лишь на юго-западе овал. Внутренний концентр этой мегаструктуры намечается изгибом Маскаренского хребта. В качестве ее возможного ядра можно рассматривать Мадагаскарский геоблок, который существенно смещен к югу. Геометрический центр занимает Сомалийская глубоководная котловина, интерпретируемая как тафрогенно-депрессионная структура. Также как и в других кольцевых постройках здесь ярко проявлено явление геологической асимметрии диаметральных блоков. Западный континентальный сегмент этой СЦТ отделен от восточного океанического сквозным диаметральным субпланетарным разломом северо-восточного простирания, который отделяет Мадагаскарский геоблок от Африканского континента. Помимо крупных зон разрывных нарушений, Мангатского реликтового массива континентальной коры, абиссальных котловин и рифтогенных хребтов в пределах Восточно-Африканского овала выделяются Сейшельская, Космолево-Каморская куполообразные поднятия океанического дна и изометричные магматические своды, соотносимые с Эфиопским и Кенийским нагорьями. Наиболее отчетливо выражена в рельефе Кенийская очаговая морфоструктура (радиус 750 км), в центре которой находится вулкан Килиманджаро с абсолютной высотой 5895 м.. Эфиопская СЦТ, расположенная на стыке Аденского, Красноморского и Восточно-Африканского рифтов имеет радиус 600 км. и максимальные высоты до 4300 м. (г. Бату). Общая инфраструктура Восточно-Африканской кольцевой системы определяется сосуществованием реликтового блока континентальной коры (фрагмента Африканской платформы), глубоководной котловины и тектоно-магматических поднятий, окруженных кольцом кайнозойских рифтогенных хребтов и впадин.

Длительная, на протяжении всего позднего кайнозоя, чрезвычайно высокая магматическая активность этой структуры, состав магматических комплексов и геофизические данные [25] свидетельствуют о наличие на глубине в этом районе нескольких горячих точек и, соответственно, мантийных диапиров или плюмов. Существование региональной кольцевой структуры и радиально-концентрических элементов организации геологической среды говорит о том, что отдельные глубинные очаги и тела территории связаны с одним энергетическим центром. Богатство и многообразие магматических пород и интенсивность флюидного режима во многом обусловлены процессами глубинной переработки мощной литосферы Африканской платформы. Происходящие здесь процессы деструкции континентальной коры, интенсивный основной и ультраосновной магматизм, тепловой и флюидный режим позволяют сопоставлять Восточно-Африканскую СЦТ с мантийной конвективной ячейкой, которая начала свое активное развитие с олигоцена.

Расчеты геофизиков показывают, что на глубине 2900 км на границе мантии с земным ядром тепловая энергия внешнего ядра способна создавать мощные восходящие потоки, струи раскаленного глубинного вещества. Сравнительно узкие столбообразные потоки - плюмы обнаружены под Исландией и Гавайскими островами. Предполагается наличие суперплюмов с диаметром основания несколько тыс. км. под южной Африкой и в ее северо-восточной части, где в пределах Восточно-Африканской СЦТ имеются десятки горячих точек . По данным сейсмического моделирования (работа Э. Найбленда и С. Робинсона 1999 г.) большая часть Южной Африки и прилегающего морского дна лежит на 500м выше, чем было бы в случае отсутствия плюма. Дуговые изгибы Южно-Атлантического и Африкано-Антарктического



срединно-океанических горных сооружений вокруг Южно-Африканской области ранней консолидации и Северо-Атлантического хребта вокруг Западно-Африканского нуклеара свидетельствуют о наличии здесь резко асимметричных кратоно-орогенных кольцевых структур со слабо выраженным в рельефе внешним концентром на континенте. Именно они представляют формы отражения крупных мантийных плюмов специфического асимметричного строения, выявляемых по геофизическим данным. Для этих СЦТ характерно отсутствие на периферии в пределах континента молодых рифтовых систем. Основные тепловые потоки приурочены к срединно-океаническим хребтам, определяя асимметрию Южно-Африканской и ЗападноАфриканской кольцевых мегаструктур. Тем не менее, восточное обрамление ЗападноАфриканского кратона представлено структурами Ахаггаро-Атакорской зоны, Западного- и Восточного Нигирийского прогибов (Анка и Мару), зоны Тиририи, развивающихся в режиме подвижных зон, начиная с рифея [29]. К диаметральному глубинному разлому этой кольцевой системы, отделяющему континентальный мегаблок от океанического приурочены позднекайнозойские вулканические центры и горячие точки островов Зеленого мыса и Канар. Для Южно-Африканской СЦТ замыкание внешней континентальной части концентра связано с системой разломов, продолжающих структуры подводного хребта Китового. В Анголе и Юго Западной Африке известны вулканические пояса северо-восточного протирания, в пределах которых установлены магматические комплексы ультраосновного, основного и щелочного состава (работы С. Г. Хоутона, А. Л. Дю Тойта и др.).

К платформенно-орогенным СЦТ планетарного ранга можно отнести ВосточноЕвропейскую и Западно-Сибирскую платформы, внешние концентры которых слагают горные сооружения разного возраста, Хорошо известно, что в фундаменте платформ широко развиты палеорифты, авлокогены, грабен-депрессии, переходящие в синеклизы, что свидетельствует о частичной базификации и деструкции их глубинного основания. Платформенный чехол зачастую представлен морскими осадочными образованьями, характерными для окраинных морей, формирование которых отвечает следующим, более глубоким этапам деструкции континентальной кора. В качестве крупнейшей асимметричной тафрогенно-депрессионной структуры континентов можно рассматривать объединенную Русско-Западно-Сибирскую СЦТ диаметром более 4500 км, Во внутреннем концентре располагаются Восточно-Европейская и Западно-Сибирская платформы, по периферии горные сооружения и области поднятия разного возраста (Скандинавские горы, Карпаты, Большой Кавказ, Тянь-Шань и др.). Отчетливо проявлен диаметральный шов, соотносимый с Уральской системой глубинных разломов, отделяющей древний кратон (западный геоблок) от эпигерцинской Западно-Сибирской платформы (восточный геоблок). Подобная диссимметрия - характерная черты многих кольцевых структур разного генезиса и ранга. Если абстрагироваться от различий состава, возраста и гипсометрической позиции конформных геологических комплексов, то обращает на себя внимание определенное морфологическое и структурное подобие Русско-Западно-Сибирской СЦТ Тихоокеанской мегаструктуре и лунным океанам. Все они представляют собой своеобразные плоские чаши с фундаментом, чехлом и горным обрамлением (кордильерами) по периферии, где и были наиболее активно проявлены процессы конструктивного тектогенеза. Подобная конвергенция признаков не случайна, отражая общие центробежные или центростремительные тенденции развития очаговых систем разной природы и ранга.

Сложное строение выделяемой планетарной системы СЦТ отражает наличие конвективных систем различных типов, глубин заложения и времени функционирования. Секущее положение внешних концентров Индо-Тихоокеанской мегаструктуры в восточном полушарии показывает, что в настоящее время здесь функционирует наложенная, относительно свободная конвективная система, лишь частично связанная с особенностями размещения крупных блоков литосферы (субпараллельность Восточно-Тихоокеанского хребта и западного горного обрамления Южно-Американского геоблока). В то же время в западном полушарии срединно-океанические рифтовые системы повторяют очертания материков, что говорит о вынужденной конвекции. Потоки энерго-массопереноса выходят на поверхность из-под материковых плит, образуя с ними единые конвективные ячейки. Распад Индо-Атлантической СЦТ на две (Африканскую и Южно-Американскую) кратоно-рифто-орогенные системы и, соответственно, конвективные ячейки также отражает принципиальные отличия конвективных



Принципиальная схема таксономического ряда морфоструктур центрального типа северо-западной части Тихоокеанского подвижного пояса

Тип и класс тектоно-магматических

образований

Протяженность

Порядок

линейных систем МЦТ, радиусы (км)

МТЦ Линейные системы

МТЦ

Примеры

6500-8500

3 4 Тихоокеанская пла-

процессов западного полушария. Специфика проявления свободной и вынужденной глобальной конвекции в разных районах земного шара подтверждает известные представления об асимметрии нашей планеты и существовании первично океанического (Панталасса) и континентального полушарий (труды Ю. М Пущаровского, А. А. Моссаковского, С. В. Руженцева и др.). Аналогичная асимметрия отмечается и для Венеры, Марса, Луны, отражая, возможно, первичную аккреционную неоднородность и последующие общие закономерности формирования и развития планетных тел.

Переход от планетарных построений к региональным показывает, что следующие по рангу эндогенные СЦТ представлены конструктивными и деструктивными очаговыми образованьями кратонов и молодых платформ, с одной стороны, и мобильных поясов, зон и областей тектономагматической активизации, с другой (см. тб. 1.).

СЦТ конструктивной направленности тектогенеза

Иерархический ряд СЦТ, формирующихся при доминировании процессов утолщения земной коры и литосферы в целом состоит из нескольких основных классов образований (Тб 2). К структурам планетарного ранга в пределах континентов относятся: кратоно-орогенные постройки (Китайская, Северо-Американская, Австралийская и др.); крупные щиты и срединные массивы, которые также как древние кратоны наращиваются за счет облекающих их складчатых сооружений; древнейшие ядра роста континентальной коры - нуклеары древних платформ, щитов. В качестве региональных систем очаговых образований орогенных областей и зон тектоно-магматической активизации рассматриваются сводово-блоковые поднятия, метаморфогенные, плутоно-метаморфогенные (гранито-гнейсовые, гнейсово-гранитные) овалы, купола. Всеми характеристиками СЦТ этого ранга обладают относительно небольшие срединные массивы, описываемые как ядра палеозойско-раннемезозойской консолидации и гранитизации. Ряды локальных кольцевых структур платформ, орогеннных систем и областей тектоно-магматической активизации включают широкий спектр образований: тектоногенные (диапировые и складчатые), тектоно-вулканогенные, плутоногенные, плутоно-метаморфогенные и метаморфогенные (гнейсовые, мигматитовые, гранито-гнейсовые и др.) купольные и депрессионно-кольцевые формы и другие. Сюда же необходимо включить все многообразие эксплозивных, эффузивных и экструзивных структур областей и районов современного и древнего вулканизма при перекомпенсированном накоплении магматического материала соответствующего состава (см. тб 1.).

СЦТ редко представляют собой автономные образования. Обычно они формируют изометричные или линейные системы, сопряженные с глубинными или коровыми магмоконтролирующими разломами. По своему рангу такие пояса или цепочки магматических

Таблица 2



2 18000

3 2000-4000

4 -4500

5 1000-1500

6 2500

7 100-200

8 Первые сотни километров

9 30-100

10 Десятки километров

11 10-30

12 Первые десятки километров

13 Меньше 10 км

14 Первые километры

нетарная кольцевая структура

Крато-орогенные кольцевые системы

Мегасводы континентальных окраин Востока Азии

Сводово-блоковые поднятия

Тектоно-магматиче-ские, вулканоплуто-нические поднятия

Вулкано-тектониче-ские, вулкано-плу-тонические, очаговые структуры (купола депрессии, кальдеры)

Мелкие вулканические, субвулканические и плутонические очаговые системы, кратеры, соммы и другие

Цепи крато-ороген-ых сооружений Тихоокеанского подвижного пояса

Цепи мегасводов в пределах кратоно-орогенных сооружений

Региональные текто-

но-магматические

Вулканические, вул-кано-плутонические зоны

Линейные группы (ряды) вулкано-тек-тонических, вулка-но-плутонических, плутонических очаговых структур

Цепочки мелких очаговых структур в пределах магмокон-тролирующих зон разломов

Цепочки вулканических жерловин,

Катазиатский тектоно-магматический пояс

Австралийская, малайская, Китайская и др.

Восточно-Азиатская

Алданский, Амурский, Корейский и др. [Соловьев,

1982; Кулаков, 1986]

Охотско-Чукотский, Сихотэ-Алиньский

Баджало-Буреинское Пильдо Лимурийское и др. (Приамурье) Курско-Комсомоль-ская, Селитканская и др. (Приамурье) Усть-Амурское, Джа-пинское и др. (Приамурье) Линейные группы ву-лкано-структур Нижнеамурской, Тырмо-Ниманской и др. зон

Маркрамская, Хил-кинская и другие очаговые морфос-труктуры Нижнего Приамурья

Искинская, Акшир-ская (Нижнее Приамурье)



От 1 км до десятков метров

Отдельные мелкие лавовые, шлаковые конусы, экструзивы, жерла, флюидно-эк-сплозивные структуры и др.

лавовых куполов, эксплозивных структур в зоне магмо-контро-лирующих разломов при трещинных излияниях

очагов или центров эндогенной активности и соответствующих им инъективных дислокаций занимают промежуточное положение по ранговой иерархии между близкими по порядку очаговыми системами. Взаимопереходы изометричных (кольцевых) и линейных систем СЦТ представляет основную черту предлагаемой унифицированной иерархической классификации этих образований (см. тб. 2).

Одним из примеров иерархичного строения СЦТ планетарного ранга может служить Китайское кратоно-орогенное сооружение, в пределах которого широко развиты как изометричные, так и линейные системы тектоно-магматогенных и магматогенных форм разного возраста и классов размерности. Ядро рассматриваемой тектонической постройки составляет Китайская платформа с Корейским щитом в центре, который сопоставим с внутренним концентром кольцевой морфоструктуры, выделяемой ранее [12], и характеризуется широким распространением архейских гранитоидов, пород кристаллического фундамента платформы. Внешние границы и концентры Китайской кратоно-орогенной мегаструктуры выражены дугами многочисленных горных цепей и хребтов Монголо-Охотской (на севере) и Гималайско-Индо-Китайской (на юге) орогенных систем. В восточном ее сегменте отмечается существенная переработка структурного плана в связи с процессами деструкции и базификации континентальной коры в кайнозое. Однако ориентировка и пространственная организация структурных элементов океанического дна и зоны перехода (глубоководные котловины, желоба Рюкю, Японский и др.) отражают влияние каркасной системы разломов этой гигантской окраинно-материковой постройки.

В пределах континента дуговые и концентрические элементы ядра и внешних окраин мега-СЦТ отчетливо проявлены на Геологической карте докембрия континентов 1975 г., различных тектонических, геоморфологических и геофизических картах мелкого масштаба. Наличие в центре рассматриваемой мега-структуры глубоко эродированных массивов архейских гранитоидов и выступов кристаллического фундамента Китайской платформы (Ляодунский, Южно-Корейский, Шаньдунский, Хуаянский) свидетельствует о длительном воздымании и глубоком денудационном срезе ее ядерных частей. Начальный этап эволюции Китайской мегаструктуры соответствует образованию древнего центра гранитизации и консолидации с заложением гранито-гнейсового овала докембрийского возраста. В рифее с севера и северо-востока произошло наращивание Корейского нуклеара за счет примыкания зоны байкальской складчатости. Структурно-формационные комплексы каледонид оконтуривают Корейский нуклеар с запада и юго-запада. Также расходятся на север и юг, образуя концентровую систему, складчатые области герцинид. Они имеют широкое развитие и формируют внутренний концентр Китайской мега-СЦТ. Диаметрально противоположные в этой системе области мезозойской складчатости занимают северо-восточный и северо-западный сектора. Целостным дуговым элементом восточных и юго-восточных окраин мега-структуры служит зона кайнозойской складчатости и тектоно-магматической активности, включающая Сахалин, Японский архипелаг, Тайвань. Обобщенный латеральный ряд тектонических элементов от ядра к периферии включает: выступы щита, байкалиды, герциниды, мезозоиды, области кайнозойской складчатости. Радиально-концентрическое размещение разновозрастных складчатых зон, наличие нескольких



крупных этапов тектоно-магматической активизации в пределах Китайской платформы и ее обрамления позволяют идентифицировать одноименную мега-СЦТ как длительно развивающееся ядро роста континентальной коры, совмещающее в себе элементы унаследованного конструктивного и деструктивного (юго-восточный сегмент) развития. Существует достаточно оснований для отнесения к кратоно-орогенному типу Малайской СЦТ (см. рис 3.). Фрагменты докембрийского кратона выявлены в пределах Индокитайского и Малаккского полуостровов и на острове Калимантан. На дне Южно-Китайского моря по геофизическим данным (исследования Р. Г. Кулинича, А. А. Заболотникова и др.) выделяются многочисленные реликтовые блоки с корой континентального типа. Для Малайской и Австралийской СЦТ внешние кольцевые орогенные пояса выражены подводными поднятиями и горными сооружениями островов (Зондские, Новая Гвинея и др.). Устанавливается аналогия Китайской структуры с Канадской, Бразильской и Австралийской кратоно-орогенными системами, что заставляет вернуться к воззрениям В.И. Попова [31] о существовании длительно живущих ядер консолидации и роста континентальной коры. С этих позиций крупнейшие орогенные сооружения востока Азии представляют собой структуры обрамления древней области консолидации, жесткого кристаллического массива Китайской платформы, отводя место крупным горизонтальным подвижкам и сжатиям, главным образом, в пределах межъядерных зон.

Главными составными элементами Китайской СЦТ являются Амурская, Корейская и Восточно-Китайская [12, 14, 17] мегаструктуры радиус, которых варьирует от 1000 до 1200 км. (см. рис. 3). Они образуют меридиональный ряд (следующую по рангу систему относительно Китайской СЦТ) проекций древних и глубинных энергогенерирующих центров, испытавших неоднократную активизацию в фанеразое. Северный элемент этого ряда - Амурская мегаструктура в свою очередь состоит из линейных систем очаговых морфоструктур меньших размеров, являющихся образованьями регионального ранга [4].

Специфической чертой морфоструктурного строения Юга Дальнего Востока России и Северного Китая является наличие 4 субпараллельных цепей горных поднятий (Больше-Хинганская, Корейско-Охотская, Сихотэ-Алинская и Сахалинская), разделенных межгорными впадинами и опирающихся в своем развитии на мощные системы глубинных долгоживущих разломов. Именно этим объясняется линейность, протяженность и общая геометрия этих орогенных сооружений. Помимо крупных магмоконтролирующих разломов основными энергонесущими элементами орогенов являются очаговые структуры различного ранга (сводово-блоковые, тектоно-магматические поднятия, интрузивные купола и др.), представляющие своеобразные проекции магматических центров различных уровней глубинности. В частности, по результатам исследований в каждой из внутриконтинентальных горных систем выделяется пять крупных сводов. В Сихоте-Алинском окраинно-континентальном хребте, где консолидация из-за деструктивных процессов в позднем кайнозое не завершилась, несколько большее число сводовых и тектоно-магматических поднятий (работы Н. П. Романовского, Э. Л Рейнлиба, И. К. Волчанской, В. В. Середина, автора и др.). Ряд слабо эродированных сводовых морфоструктур кайнозойского возраста выделяется и в пределах Сахалина.

Большинство горных хребтов Тихого океана, зон перехода и окраин прилегающих континентов представляют собой магматические пояса, различающиеся лишь возрастом, составом магматических продуктов и предысторией. Анализ размещения геометрических центров магматогенных сводов в пределах Больше-Хинганского, Корейско-Охотского и других континентальных орогенов показывает наличие между ними выдержанного интервала, который представляет собой элемент трансляционной симметрии систем. Сходные закономерности линейно-узлового строения отмечаются для вулканических поясов Камчатки, островодужных и океанических хребтов, что позволяет рассматривать очаговые структуры и зоны магмоконтролирующих разломов как универсальные элементы инфраструктуры различных (по возрасту, рангу и тектонической позиции) горных сооружений Тихого океана и одноименного подвижного пояса. Структурная гомология многих орогенных конструкций предполагает гомологию динамическую, т. е. формирование и развитие по одному или близкому сценарию. Вероятнее всего здесь реализуется интрузивный и протрузивный механизмы эволюции магмоконтролирующих разломов, в ходе которой осуществляется совместный рост инъективных и глубинных дизъюнктивных дислокаций, происходит преобразование и объединение отдельных



магматических очагов и узлов в зоны и далее в магматические пояса. При этом, несмотря на все многообразие вариаций состава магм, геодинамических ситуаций и свойств геологической среды возникают принципиально сходные конструкции, т. е. наблюдаются некоторые общие закономерности структурирования геологического пространства. В частности, на океаническом дне, также как и на суше, выделяются изометричные сводовые, тектоно-магматические поднятия (Галапагоское, Туамоту, Чилийское и др.) и многочисленные цепи вулканических и вулкано-плутонических СЦТ более низких порядков, составляющие основу подводных горных сооружений.

В отличие от океанических горных систем в строении Больше-Хинганской и Корейско-Охотской горных систем принимает участие широкий спектр гранитоидов, образовавшихся в различные хронологические периоды: ранний протеразой, рифей, поздний палеозой, ранний мезозой, ранний мел. В пределах Сихотэ-Алинского сооружения гранитоиды формировались в раннем протеразое, позднем палеозое, раннем, позднем мелу, раннем палеогене, на Сахалине - в позднем мелу и палеогене, что отражает последовательно-параллельное перемещение фронта грантитизации с запада на восток. В целом, для континентальных сводов характерно присутствие блоков метаморфитов складчатого фундамента, высокие концентрации гранитоидов разного возраста, увеличенные мощности земной коры, что позволяет рассматривать их как длительно, хотя и дискретно, развивающиеся ядра гранитизации и аккумуляции корового материала. Многочисленные геофизические данные свидетельствуют о том, что центральным осям горных сооружений региона соответствуют, как правило, крупные отрицательные гравитационные аномалии, обычно интерпретируемые как зоны разуплотнения нижних частей земной коры и верхней мантии [23, 24], реже связываемые с прогибом подошвы земной коры[19]. Для орогенных СЦТ территории характерны относительно повышенные мощности земной коры от 42 и более на западе до 28 на востоке. В зависимости от степени зрелости и консолидированности земной коры диаметры сводово-блоковых структур варьируют от 800 км в пределах Большого Хингана до 150 км и менее в северной части Сихотэ-Алиня и Сахалине, что отражает общую эволюционную направленность орогенных процессов с запада на восток. Ядра некоторых внутриконтинентальных сводов ассоциируются с жесткими блоками ранней консолидации земной коры (Буреинский, Ханкайский массивы и др.), которые наращивались в ходе более поздних процессов горообразования и тектоно-магматической активизации. Мощная земная кора требует больших затрат энергии потоков тепло-массопреноса и предполагают длительность разогрева и, соответственно, больший размах процессов палингенной гранитизации. В зависимости от этого меняется количество и размеры сателлитных тектоно-магматических поднятий и интрузивно - купольных образований, которые создают сложную полиячеистую инфраструктуру очаговых систем. Расшифровка их внутреннего строения позволяет получать информацию о длительности и интенсивности эндогенного потока тепло-массопреноса недр, наличии нескольких уровней генерации магм, локализации промежуточных очагов и др. [4].

Субпараллельно горным сооружениям Приамурья располагаются системы грабенов и депрессий, которые замыкаются на востоке цепочкой котловин окраинных морей. Все эти структуры представляют часть общего ансамбля элементов Восточно-Азиатской и Западно-Тихоокеанской зон деструкции и растяжения, выделяемых многими авторами (работы Е. Е. Милановского, В.Г Варнавского, Ю.Ф Малышева и др.). Сопряженность развития рифтогенных и тафрогенно-депрессионных структур внутри-, межгорных, окраинно-материковых впадин (с доминирующим режимом погружения, базальтоидным профилем магматизма) и горных сооружений, отвечающих поясам гранитизации и метаморфизма, оценивается как главная черта тектонического развития Востока Азии. Как свидетельствуют многочисленные геологические материалы и публикации (работы А. М. Смирнова, С.А. Салуна, Г. М. Власова, И. Н Томсона, В. В. Середина, В. Г. Сахно, В. П. Уткина и др.), формированию фанеразойских орогенных систем региона предшествовали стадии растяжения, раскола, грабенообразования и деструкции континентальной коры древней Китайской платформы. Активизация крупных глубинных разломов предопределила проникновение в нижние части земной коры мантийного материала и образование линейных систем мантийных диапиров и плюмов. Последующие инверсии тектонического режима и складчато-коллизионные процессы обусловили дислоцированность,



уплотнение пород вулканогенно-осадочного слоя и закрытие каналов для поступления глубинного материала и энергии на поверхность. В этом случае большая часть энергии недр расходовалась на разогрев коры, метаморфизм вулканогенно-осадочных комплексов и палингенную гранитизацию. Происхождение так называемых коллизионных гранитов региона связано не с энергией, выделяемой при сжатии слаболитофицированных, зачастую водонасыщенных толщ, а с начальными этапами разогрева недр под действием мантийных диапиров предшествующих рифтогенных этапов развития мобильных зон территории. Таким образом, наличие рифтогенного этапа утонения коры и формирования линейных систем мантийных диапиров и плюмов является необходимой предпосылкой последующего формирования поясов гранитизации (и метаморфизма пород вулканогенно-осадочного слоя) и, соответственно, возникновения орогенных систем. Наличие в пределах древних сводов региона грабенов с морскими отложениями силурийского, девонского, каменноугольного и юрского возрастов, а среди позднемеловых поднятий Сихотэ-Алиня кайнозойских депрессий, выполненных рыхлым материалом и базальтоидами, говорит о постоянном противостоянии и периодической смене во времени тенденций конструктивного и деструктивного развития территории. При этом отмечается общая инерционность развития структурных элементов и морфоструктурного плана в целом. Новые деструктивные процессы, как правило, начинаются в межгорных впадинах и депрессиях, которые часто являются реликтовыми образованьями предшествующих этапов деструктивного тектогенеза и представляют зоны и области с относительно утоненной корой. Орогенные структуры гранитизации и аккумуляции корового материала, наоборот, более консервативны и устойчивы во времени. Чередование разнонаправленных процессов тектогенеза и общая цикличность тектонических процессов региона подчеркивается поляризацией состава магматических продуктов в фанеразое, когда направленность эволюции магматизма каждого последующего этапа противоположна предыдущему (работы Г.Е. Усанова, В. И. Сухова и др.). Сопоставимость величин продолжительности деструктивного (юрский-60 млн. лет, кайнозойский-50млн. лет) и конструктивного (поздний палеозой-ранний мезозой-60 млн. лет., поздний мезозой-ранний кайнозой -60 млн. лет) этапов развития территории, а также объемов пород кислого и основного эффузивного магматизма проявляется на фоне резкого преобладания при орогенезе формирований интрузивных формаций гранитоидного ряда.

Детальное описание различных региональных и локальных систем СЦТ содержится в многочисленных публикациях [28, 1, 14, 17, 27, 11]. В качестве одной из типовых структур Приамурья можно рассматривать Пильдо-Лимурийский свод [3, 4]] радиусом 140-150 км, обладающий следующими характерными особенностями строения: наличие внешней концентрической системы межгорных впадин (Амгуньская, Удыльско-Кизинская, Эворон-Чукчагирская и др.) и горных хребтов в центральной части, повышенной мощности земной коры в ядре структуры, диаметрального структурного шва, высокой плотности интрузивных образований диорит-гранодиоритовой, гранодиоритовой, гранитовой и лейкогранитовой формаций позднемелового возраста в центре и эффузивных образований среднего и кислого состава позднего мела - олигоцена на периферии, минерагенической асимметрии восточного и западного крыльев, общей ядерно-сателлитной инфраструктуры. Очаговыми морфоструктурами более низкого порядка выступают многочисленные интрузивные, вулкано-плутонические купола, страто - и щитовые вулканы, вулкано-тектонические депрессии и другие магматогенные формы позднемелового и раннекайнозойского возраста.

В зависимости от размеров, генезиса и возраста структуры, связанные конструктивными процессами тектогенеза, отличаются своим набором геолого-геоморфологических и геофизических признаков и характеристик, однако основные особенности их морфологии и внутреннего строения принципиально сходны, что позволило автору сформулировать положение о гомологии и гомологических рядах очаговых систем. По материалам ранее проведенных исследований, предложена унифицированная классификация инфраструктур эндогенных СЦТ, основанная на использовании данных о пространственной организации и структурно-геометрических характеристиках их главных элементов [4]. Выделяются: моно- (поли)ядерный бессателлитный, ядерно-сателлитный и сателлитный типы, центрально-, периферийно



фокусированные и не фокусированные подтипы. Все разновидности инфраструктур подразделяются на симметричные, диссимметричные и асимметричные. При формализованном описании используются также данные о числе концентров, количестве сателлитов. Для написания формул симметричных инфраструктур используются оси симметрии, порядок которых соотносится с количеством сателлитных энергетических центров, а число - с количеством концентров. При неупорядоченном расположении сателлитов применяется система координат, данные о величине радиусов, секторальном угле и эксцентриситете. При подготовке банков данных целесообразно выделять и анализировать плутоногенные, различные вулканогенные (эксплозивные, эффузивные и др.), вулкано-тектоногенные и другие генетически близкие гомологические ряды СЦТ. Помимо этого, необходимо использовать информацию о конвергентных формах и гомологии очаговых систем различных генетических типов с изучением общих закономерностей формирования инъективных дислокаций, закономерностей взаимодействия и суперпозиции симметрий среды и структуробразующих потоков.

Среди возможных механизмов формирования СЦТ конструктивного типа, связанных с процессами инъективного тектогенеза и адвекции (апвеллинга) корового и более глубинного материала следует отметить:

1) изостатические перемещения вязких слаботекучих и относительно мало подвижных масс горных пород, имеющих дефицит плотности;

2) подъем магматической колонны и магмогенерирующего очага в зоне повышенной проницаемости земной коры при аномально высоком тепловом потоке, сопровождающийся комплексом эффузивных, экструзивных и эксплозивных дислокаций;

3) явления глубинного диапиризма с образованием ярусной системы коровых инъективных дислокаций и очагов палингенного магмообразования;

4) интрузивные внедрения с последующим протрузивным движением гранитоидных массивов;

5) образование магматических очагов и центров длительной эндогенной активности в областях разуплотнения нижних частей земной коры и верхней мантии;

6) магматическая и гравитационная дифференциация расплавов с адвекцией относительно более легких выплавок, обогащенных летучими соединениями, кремнием и алюминием с образованием промежуточных и приповерхностных очагов;

7) возникновение очагов палингенного гранитообразования при процессах регионального или зонального метаморфизма;

8) образование сдвигово-вращательных вихревых дислокаций в буферной зоне на стыке дифференцированно двигающихся блоков при поднятии интрузивных массивов по спирали;

9) деятельность высокотемпературных газовых и флюидных струй и потоков, вызывающих образование флюидно-эксплозивные и газово-эксплозивные структур разного уровня глубинности и масштаба, а также обусловливающих процессы разуплотнения и плавления в нижней, верхней мантии и земной коре.

Широкому проявлению процессов конструктивного тектогенеза, помимо аномально высоких значений теплового и флюидного потоков, способствует наличие мощных толщ осадочно-вулканогенных пород и блоков жесткой консолидированной коры. Слабая проницаемость литосферы препятствует быстрой диссипации глубинной энергии и способствуют длительному разогреву верхней мантии и земной коры. Полученные данные и материалы предшествующих работ (труды Э. Н. Лишневского, П. М. Сычева, Г. И. Худякова, и др.) свидетельствуют о том, что аномальные тепловые и флюидные потоки недр и сопутствующие явления магматизма, метаморфизма и, соответственно, глубинного очагового тектогенеза представляют главные причины горообразования на многих этапах развития Тихоокеанского подвижного пояса. Тектонический режим создает лишь общие условия и предпосылки, определяя возможности явлений термического тектогенеза на начальном этапе. В последующем, по мере образования и роста магматических центров в верхней мантии и земной коре, системы инъективных дислокаций приобретают все большее влияние на геологическое развитие конкретных районов.



Литература

1. Буш В. А. Кольцевые структуры Южной и Восточной Азии. Изв. Вузов. Сер. Геол. и разв. 1983. № 8. С. 28-35.

2. Васильев Б. И. Основы региональной геологии Тихого океана. Владивосток. 1992. Ч-1. 175 с. Ч-

2. 242 с.

3. Гаврилов А.А Морфоструктуры Нижнего Приамурья и их металлогения, В кн. Морфоструктура и палеогеография Дальнего Востока. Влад. 1979, с.51-66.

4. Гаврилов А. А. Проблемы морфоструктурно-металлогенического анализа. Владивосток. Дальнаука. 1993. Ч-1. 2. 321 с.

6. Глуховский М.З., Моралев В. М. Гранитоиды раннего архея и тектонические условия формирования протоконтинентальной коры. Докл. РАН 1996. Т.351. номер 6. С. 790-794

7. Ежов Б. В., Худяков Г.И. Морфотектоника геодинамических систем центрального типа. Владивосток. 1984. 127 с.

8. Ежов Б. В. Морфоструктуры центрального типа Азии. М. Наука.1986. 133 с.

9. Каттерфельд Г.Н. Лик Земли. 1962.

10. Кац Я. Г, Макарова Н. В. Основы сравнительной геологии планет. М. МГУ.

101 с.

11. Кольцевые структуры континентов Земли. Брюханов В. Н., Буш В. А., Глуховский М. З. и др. М. Недра 1987. 185 с.

12. КулаковА. П. Морфоструктура Востока Азии. М. Наука. 1986. 175 с.

13. Меланхолина Е.Н., Руженцев С.В., Моссаковский А.А., Пущаровский Ю.М. Фанеразойская история Земли: проблема связи в развитии поверхностной и глубинной

структуры. Бюл. МОИП,отд.геол. 2001. Т. 76. вып. 1, с. 3-11.

14. Металлогения скрытых линеаментов и концентрических структур. М. Недра. 1984. 272 с.

15. Милановский Е. Е.. Никишин А. М. Западно-Тихоокеанский рифтовый пояс. Бюл. МОИП.

1988. Отд.геол. Т. 63, вып.4. С. 3-15.

16. Моссаковский А.А., Пущаровский Ю.М., Руженцев С.В. Крупнейшая структурная асимметрия Земли. Геотектоника. 1998, № 5 с. 3-18

17. Морфоструктурные исследования- теория и практика. М Наука.1985. 212 с.

18. Павловский Е. В., Глуховский М. З. Проблема термотектогенеза. Геотектоника № 6. 1982.

с.38-52.

19. Петрищевский А. М. Статистические гравитационные модели литосферы Дальнего Востока. Владивосток. ДВГУ. 1988. 168 с.

20. Полетаев А. И. Кольцевые структуры Земли (по сейсмическим данным). Изв вузов. Геология и разведка. 1983.№ 8 С. 158-161

21. Попов В. И. Ядерная теория развития земной коры. Изд-во Ташкент. ун-та. 1960 170 с.

22. Попова З. Г. Кольцевые и линейные морфоструктуры Казахской складчатой страны. 1966. 265 с.

23. Романовский Н. П. Тихоокеанский сегмент Земли: глубинное строение, гранитоидные рудно-магматические системы. Хабаровск. 1999. 166 с.

24. Романовский Н. П., Рейнлиб Э. Л. О мантийной природе зон разуплотнения в литосфере притихоокеанских орогенных сооружений. Тих. геология 1984

№ 2. С. 87-90.

25. Разваляев А. В. Континентальный рифтогенез и его предыстория. М. Недра. 1988. 191 с.

26. Связь магматизма и эндогенной минерагении с блоковой тектоникой. Фаворская М. А. и др.

М. Недра. 1969. 264 с.

27. Середин В. В. Сводово-глыбовые структуры Тихоокеанского орогенного пояса. М. Недра.

1987. 181 с.

28. Соловьев В.В.Карта морфоструктур центрального типа территории СССР. Объяснит. зап. Л.

ВСЕГЕИ. 1982. 44 с.

29. Хаин В.Е.,Божко Н.А. Историческая геотектоника. Докембрий.М. Недра. 1988. 382 с.

30. Bardet M. L ensemble des fosses de lest Africain faitil partie d une tres vaste structure circulaire/ Abstracts of fourth symposium on African geology Shefeld, 1967





1 2 3
© 2019 РубинГудс.
Копирование запрещено.